Брусиловский прорыв

(Историческая справка)


http://out-club.spb.ru/topic/1009/


24 марта 1916г. назначенный командующим Юго-Западным фронтом генерал А. А. Брусилов встречал царя. Разговора между ними не получилось. Брусилов лебезить не любил, сплетнями не занимался, отвечал коротко и просто.

Но когда речь зашла о предстоящем наступлении, в котором Юго-Западному фронту отводилась роль наблюдателя, он с запальчивостью доложил Николаю II о своем категорическом несогласии с такой постановкой вопроса и просил предоставить ему инициативу, резко заявив, что если его мнение не будет учтено, то командовать фронтом ему не имеет смысла. Царя передернуло от солдатской прямоты и напора генерала.

1 апреля на военном совете началось для Брусилова сражение, к которому он шел всю жизнь. Начальник Генштаба генерал М. В. Алексеев доложил, как будут распределены по фронтам резервы ставки. Львиная доля отдавалась Западному фронту генералу А. М. Эверту. Что-то перепало Северо-Западному фронту генералу А. Н. Куропаткину. О Юго-Западном фронте генерал М. В. Алексеев умолчал, придерживаясь общего мнения, что эта группа войск к наступлению не готова.

Брусилов, выступая последним, сказал, что может и должен наступать. Хорошо бы получить больше ударных резервов (в частности, тяжелой артиллерии), но даже с тем, что имеет, он способен прорвать оборону противника и помочь соседям. М. В. Алексеев сконфуженно заметил, что не возражает, но помощи не даст. Брусилова это не испугало: он просил требовал! разрешения наступать.

Готовясь к решающему удару, командующий Юго-Западным фронтом тщательным образом организовал в войсках агентурную разведку, которая доставляла в штабы военнопленных. Изо дня в день русская авиация проводила аэрофотосъемку всех линий обороны и ближайших тылов противника. Пленку обрабатывали, размножали, чтобы все командиры рот и взводов имел под рукой карту боев. Самолетов было мало. Противник летал эскадрильями в 20 машин, а русские летчики гуляли парами, а то и в одиночку под огнем вражеских зениток. Но дело они сделали. Проанализировав данные войсковой агентуры, показания пленных и снимки воздушной разведки, штабы наметили план действий и строго выполняли его: днем и ночью, ночью и днем.

Замысел Брусилова состоял в том, чтобы атаковать противника не в одной точке прорыва, а во многих местах одновременно по всему фронту. Не кувалдой мощной бить по укреплениям, а резкими, точными ударами небольших молотков. Для этого командующие армиями, до тонкостей изучив местность, наметили участки прорыва; штаб фронта точно установил и утвердил места первых ударов, к которым скрытно от немцев стали подтягивать войска.

Командиры всех подразделений постоянно находились на передовой, изучая первую линию обороны врага и подступы к ней и разрабатывали планы захвата укреплений. Пехотинцы трудились ночами, копая ходы сообщений и окопы, и маскировали их. На 150метров за ночь приближались они к немцам.

Руководили работами генерал К. И. Величко, начальник штаба фронта генерал В. Н. Клембовский и другие офицеры. Уверенность Брусилова заразила всех, настроение поднялось. За несколько дней до наступления, ночью, в боевую линию ввели войска, установили артиллерию, замаскировались. 10 мая подготовка к прорыву была закончена.

11 мая генерал Алексеев по прямому проводу сообщил Брусилову, что итальянские войска потерпели от немцев сокрушительное поражение и только наступление русских спасет их. Брусилов готов был начать 19 мая, другие командующие Эверт, Куропаткин, на которых делалась главная ставка, не подготовили наступления вовремя лишь 1 июня обещали открыть боевые действия. Значит, десять дней Юзфронту придется биться в одиночку! Брусилов задумался. Генерал Алексеев просил начать атаку 22 мая.

На рассвете 22 мая 1916 г. раздались первые артиллерийские залпы. Легкая артиллерия била по заграждениям, делая проходы для пехоты, тяжелая крушила окопы, подавляла огонь и живую силу противника. Артподготовка прошла великолепно: проходов было сделано достаточно, первая линия обороны врага превратилась в груду обломков и истерзанных тел. Потом в бой пошла пехота. По приказу командиров солдаты покидали окопы и с криком ура! бросались вперед. Австрийцы и венгры бросали винтовки, поднимали руки.

За два дня боев было взято в плен 900 вражеских офицеров и 40 000 солдат, захвачено 134 пулемета и 77 орудий. А войска Юго-Западного фронта продолжали наступать. Слаженные действия всех подразделений и видов войск, четко организованная связь, дисциплина, воодушевление личного состава... К 27 мая сдались в плен 1240 офицеров и 71 000 солдат.

Генеральный штаб Центрального союза перебросил несколько дивизий с запада на восток. Юго-Западному фронту необходима была помощь соседних фронтов, но генерал А. М. Эверт в который уже раз отказался наступать разведданные говорили о том, что в месте прорыва Западного фронта противник собрал громадное количество боевой силы и техники: атаковать было бессмысленно. Эверт просил у царя разрешения перенести место наступления в Барановичи. Николай II разрешил.

Брусилов оставался один на один с противником до 20 июня. Он пытался доказать генералу М. В. Алексееву, что немцы соберут и в Барановичах армию более мощную, чем русская, и что задумка Эверта абсурдна: нужно наступать сейчас, пока на врага еще гнетуще действует победа Юго-Западного фронта и он еще не перебросил войска из Италии и Франции. Нужно было развить и довести до логического конца успех Юго-Западного фронта, но царь принял другое решение. Алексеев, чтобы успокоить Брусилова, обещал дать два корпуса. Малое утешение!

С первых дней Брусилов чувствовал, что наверху относятся к его затее с недоверием: задумал отличиться мешать не будем, но и ты нам не мешай. Все тяжкие, насыщенные недели боев он каждый день ощущал это недоверие. Тем не менее позже А. А. Брусилов скажет: Это были лучшие дни моей жизни, ибо я жил одной всеобщей радостью со всей Россией. Рабочие, крестьяне, духовенство, купечество, студенты, профессора... буквально забросали штаб телеграммами. Поздравляю, целую, обнимаю, благословляю, написал ему великий князь Николай Николаевич, бывший верховный главнокомандующий русской армией.

Войска Юго-Западного фронта продолжали в одиночку биться с врагом. Неприятель бросал на армии Брусилова новые части.

Атака Эверта под Барановичами захлебнулась. Генералу А. А. Брусилову стали перебрасывать корпуса Эверта, но их было мало. И тогда на Юго-Западный фронт прибыл для подкрепления правого фланга гвардейский отряд.

Брусилов надеялся на гвардию и зря. Офицеры-гвардейцы всю жизнь просидевшие в штабах и резервах, отстали от боевых офицеров, не понимали современной войны. Это стало ясно с первых дней боев. Но Брусилов ничего поделать не мог. Гвардия находилась в личном распоряжении царя.

В конце октября боевые действия закончились. С начала наступления Юго-Западного фронта противник потерял пленными 450 000 солдат и офицеров, убитыми 1,5 млн человек; войска Брусилова оттянули на себя 2,5 млн вражеских солдат. Брусилов был уверен, что при надлежащем образе действий нашего верховного главнокомандования грандиозная операция могла привести к завершению Первой мировой войны в 1916 г. победой России. Но этого не случилось.